Рецидивы рака простаты после лучевой терапии

Основные традиционные методы лечения рака простаты

Причины рецидива рака простаты у мужчин

Возвращение к пагубным пристрастиям повышает риск вторичного возникновения недуга

По завершению лечения рака после облучения или радикальной простатэктомии может случиться рецидив заболевания. Об этом должен помнить каждый пациент, которому был поставлен данный диагноз.

Больше всего рискуют столкнуться с повторным развитием раковой опухоли мужчины, которые начали ее лечение на поздних стадиях. К этому моменту по организму расходятся метастазы, которые могут стать предпосылками для рецидива.

Затруднительно избегать такого развития событий пациентам, которые игнорируют рекомендации своего лечащего врача. Нередко мужчины после лечения не пытаются вести здоровый образ жизни, не желают отказываться от вредных привычек. По итогу результат терапии не закрепляется, а организм слабеет.

Специалисты выделяют следующие причины рецидива рака предстательной железы:

  • Инфильтрация злокачественных клеток в семенные пузырьки.
  • Классификация новообразования, равная 8-10 баллам по Глисону.
  • Неполное удаление опухоли.

Повлиять на появление рецидива может выбранный метод лечения рака.

Появления опухоли можно ожидать в послеоперационный период. Это значит, что рак возвращается спустя некоторое время после проведения операции по удалению злокачественного новообразования.

Вероятность возвращения рака после хирургического вмешательства составляет около 53% в первые 10 лет после удаления опухоли.

Несколько лет назад специалисты могли диагностировать опухоль с помощью ректального обследования прямой кишки. Сейчас же для выявления данного процесса применяются современные методики, предусматривающие использование инновационных технологий. Чаще всего послеоперационный рецидив обнаруживается благодаря результатам биопсии. К помощи данной диагностики принято прибегать в случае появления у больного следующих симптомов:

  1. Учащенные позывы в туалет в ночное время суток.
  2. Болезненные ощущения в заднем проходе и нижней части живота.
  3. Боли в области позвоночника.
  4. Расстройство мочеиспускания.
  5. Слабая струя во время опорожнения мочевого пузыря.

Наряду с этими симптомами у мужчины уменьшается вес тела без весомых на то причин, появляется хроническая усталость. Это могут быть клинические проявления рецидива рака простаты, с которыми обязательно нужно показаться специалисту.

Рецидив рака простаты после радиотерапии

Даже современные методы порой не эффективны

После лучевой терапии вероятность рецидива рака простаты более высока, чем после хирургического вмешательства. Всего существует три основных класса повторного развития новообразования, которые отличаются друг от друга своей локализацией:

  1. Местный рецидив. Опухоль растет в том месте, в котором происходило облучение пораженных раком тканей. Также она может развиваться в ложе железистого органа.
  2. Биохимический рецидив. Патология выявляется в ходе повышения уровня ПСА.
  3. Системный рецидив. Злокачественное новообразование перестает быть локализованным.

Исходя из вышеуказанной информации, можно сделать вывод, что даже правильное лечение не всегда позволяет мужчине справиться с опасным заболеванием и достичь выздоровления.

Рецидив онкологии предстательной железы является опасным состоянием, которое нуждается в своевременной диагностике и правильном лечении. В противном случае повторное развитие злокачественной опухоли может привести к серьезным осложнениям и летальному исходу.

Существует несколько вариантов лечения онкологического новообразования в тканях предстательной железы:

  • Оперативное удаление пораженного раковыми клетками органа, в данном случае, простаты.
  • Лучевая терапия.
  • Химиотерапия для купирования не только новообразования, но и метастазов.

После облучения или другого способа лечения рака должен вестись тщательный контроль над состоянием пациента с онкологией. Это обязательное условие независимо от того, был пройден курс радиотерапии, химиотерапии или совершено оперативное вмешательство. Соблюдение данного требования позволяет своевременно выявить рецидив рака после лучевой или другой терапии.

После лечения рака простаты пациент должен дважды в год проходить обследование в клинике.

Тактика действий после повторного развития злокачественного новообразования зависит от того, как мужчина лечился до этого. Например, если в первый раз онколог назначил больному оперативное вмешательство, то при рецидиве ему предложат пройти курс облучения.

Рецидивы рака простаты после лучевой терапии

После лучевой терапии риск развития рецидива гораздо выше, поскольку облучение само по себе провоцирует патологические изменения клеток, а обнаружить его сложнее из-за того, что снижение ПСА идет медленно. Пороговый уровень, при достижении которого следует начинать лечение, до сих пор четко не обозначен.

  1. Фиксация рецидива еще не является сигналом к началу лечения.
  2. О прогрессировании свидетельствует повышение ПСА во время трех последовательных анализов. За точку отсчета принимается так называемый надир – минимальное снижение ПСА для конкретного больного.
  3. Нет универсального уровня ПСА, который бы после лучевой терапии считался показателем рецидива. Опасным принято считать повышение антигена на 2 нг/мл по сравнению с минимумом.
  4. Нет одинакового для всех надира.
Результаты ДЛТ у больных с биохимическим рецидивом в зависимости от уровня ПСА
Результаты дистанционной лучевой терапии у больных с биохимическим рецидивом в зависимости от уровня ПСА

Минимальный период наблюдения за больным после проведения лучевой терапии составляет 2 года, затем наступает ремиссия и только после (то есть через 4-5 лет после облучения) можно судить о рецидиве. Если проводить оценку раньше, то она может быть неоправданно благоприятной. Рецидив может развиться и через 5, и через 8 лет.

После лучевой терапии в течение первых 2 лет уровень ПСА измеряют каждые 3-4 месяца. Должна быть тенденция к его снижению. В течение длительного времени никаких клинических проявлений может не быть. Единственным признаком зачастую является повышение уровня ПСА в долгосрочной перспективе. Основной критерий – время его удвоения.

Диагностика

Основной задачей диагностики рецидива после лучевой терапии, как и после радикальной простатэктомии, является отличие системного злокачественного процесса от локализованного. Методы исследования те же, то и после РПЭ. Биопсия не является обязательным и высокорезультативным способом диагностики в данном случае.

Лечение

Основные методы лечения рецидива после лучевой терапии:

  • Простатэктомия. Не самый популярный метод из-за частых осложнений. Требуется тщательный отбор пациентов. Метод оправдан при типе опухоли Т1-Т2, Глисоне менее 7, уровне ПСА менее 10 нг/мл.
  • Низкодозная и высокодозная брахитерапия. В отношении лечения рецидива отличается высокой токсичностью и ограниченной эффективностью. Показания к высокодозной брахитерапии: отсутствие затруднений мочеиспускания, удвоение ПСА более полугода, Глисон менее 6, ПСА менее 10 нг/мл.
Проведение высокодозной брахитерапии
Проведение высокодозной брахитерапии
  • Криоабляция (локальное замораживание опухоли при помощи криозондов под контролем УЗИ). Из-за лучевого повреждения тканей осложнений возникает гораздо больше, чем при первичном применении данного метода. При уровне ПСА больше 10 нг/мл и суммой баллов по Глисону более 9 криоабляция не рекомендуется.
  • Гормональная терапия применяется при метастазировании и наличии противопоказаний к предыдущим методам лечения. При постлучевом рецидиве проводится в 92% случаев.

Гормональная терапия рано или поздно становится неэффективной, поскольку раковые клетки адаптируются к отсутствию андрогенной стимуляции, рак переходит в гормонорезистентную форму. В таких случаях наблюдается биохимический рецидив. Врачи меняют препараты, тактику их введения, но эффективность лечения все равно падает.

Следующим этапом после гормонотерапии является химиотерапия – введение в организм препаратов, останавливающих рост раковых клеток (цитостатиков). Данный метод подходит не всем пациентам. Если гормонотерапия проводилась для лечения первичного рака, то возможны радикальные методы борьбы с опухолью.

Рецидивы рака простаты после лучевой терапии

Заведующий онкологическим отделением Куляба Ярослав Николаевич рассказывает о показаниях для проведения химиотерапии

Причина рецидива состоит в микрометастазировании. Этот термин предполагает такую ситуацию, когда злокачественные клетки не были обнаружены в рамках проведения первой операции. Со временем они разрослись и превратились в полноценные метастазы. Врачи утверждают, что главная причина возникновения рецидива рака после удаления предстательной железы – генетика. Эта болезнь, как и другие онкологические заболевания, передается по наследству.

Если обнаружено повышение уровня ПСА, важно установить характер рецидива — местный или системный. После простатэктомии может идти речь о местном рецидиве, в остальных случаях — только о системном рецидиве или их сочетании.

Отличить местный рецидив от системного помогает время до повышения уровня ПСА, скорость прироста и время удвоения содержания ПСА, исходный уровень его и индекс Глисона.

Увеличение уровня ПСА в первые пол года после операции обычно указывает на системный рецидив. Медиана времени удвоения уровня ПСА при системных рецидивах может составлять 4,3, при местных — 11,7 мес. Скорость прироста уровня ПСА менее 0,75 нг/мл в год наблюдают у больных с местными рецидивами, более 0,7 нг/мл в год — у больных с отдалёнными метастазами.

На местный рецидив после лучевой терапии указывает медленный отсроченный рост уровня ПСА. Подтверждением местного рецидива служит положительный результат биопсии, выполненной через 18 мес. после облучения и позже (при отсутствии отдалённых метастазов по данным КТ, МРТ и сцинтиграфии).

Вероятность местного рецидива после простатэктомии составляет 80% при позднем подъёме уровня ПСА (более 3 лет), времени удвоения уровня ПСА более 11 мес, индексе Глисона менее 6 и стадии процесса ниже рТ3аN0 и pTxR1 Вероятность системного рецидива после простатэктомии превышает 80% при раннем подъёме уровня ПСА (менее одного года), времени удвоения уровня ПСА 4-6 мес, индексе Глисона 8-10, стадии рТ3b и pTxN1.

Клиническая симптоматика заболевания определяется локализацией рецидивного новообразования и распространенностью онкологического процесса. На начальных стадиях рецидив рака простаты может протекать бессимптомно. При увеличении диаметра местной рецидивной неоплазии возникают симптомы, обусловленные механическим сдавлением мочеиспускательного канала, проходящего через предстательную железу или ложе удаленной простаты (в случае предшествующего оперативного вмешательства). Отмечаются частые позывы на мочеиспускание, прерывистое болезненное мочеиспускание, гематурия, никтурия, жжение во время и после мочеиспускания.

Наряду с перечисленными симптомами при рецидиве рака простаты могут наблюдаться расстройства половой сферы, в том числе – импотенция, эректильная дисфункция и гематоспермия. Возможны боли в паховой области. При проведении ректальной пальпации предстательной железы выявляется опухоль. При дальнейшем увеличении размеров местного рецидива отмечается прорастание шейки мочевого пузыря и прямой кишки. Возникают острая задержка мочи, запоры и примеси крови в каловых массах.

Проявления системного рецидива рака простаты определяются локализацией метастазов. Чаще всего страдает опорно-двигательный аппарат. При метастазах в кости (обычно в поясничный отдел позвоночника, реже в грудные позвонки, кости таза, бедренные кости и другие костные структуры) возникают боли в зоне поражения, при крупных очагах возможны патологические переломы. При поражении позвоночника наблюдаются неврологические расстройства. Наряду с вторичными очагами в костях при системном рецидиве рака простаты могут обнаруживаться метастазы в легкие, печень, почки и головной мозг.

Метастазы в легких проявляются болями в груди, кашлем и кровохарканьем. Поражение периферических отделов легких может протекать бессимптомно. Для рецидива рака простаты с метастазами в печень характерны боли, гепатомегалия и желтуха различной степени выраженности. Метастазирование в почки сопровождается болями в поясничной области, дизурией и гематурией. При метастатических опухолях мозга выявляются упорные головные боли, тошнота, рвота. Характер неврологических расстройств определяется локализацией метастатического рецидива рака простаты. На поздних стадиях наблюдаются истощение, гипертермия и симптомы раковой интоксикации.

В 1999 году было установлено, что рецидив злокачественной опухоли простаты обязательно сопровождается увеличением уровня ПСА (простатического специфического антигена). Это открытие изменило подход к диагностике заболевания и обусловило увеличение роли лабораторных исследований в процессе выявления рецидивов рака предстательной железы. Появилось новое понятие – биохимический рецидив рака простаты (ПСА-рецидив). Широкое внедрение лабораторных методов диагностики данной патологии позволило обеспечить раннюю диагностику рецидивных процессов и увеличить долю радикальных методов лечения.

Увеличение уровня ПСА может быть обусловлено как развитием рецидива рака простаты, так и наличием оставшихся нормальных клеток предстательной железы в области ложа удаленного органа. Дифференциальную диагностику локальных рецидивов рака простаты, системных процессов и увеличения уровня ПСА, обусловленного оставшимися клетками предстательной железы, осуществляют с учетом исходного уровня простатического специфического антигена, скорости его прироста и времени удвоения.

Установлено, что спустя 5 лет с момента выявления биохимического рецидива летальный исход наступает у 4%, спустя 15 лет – у 15% пациентов с биохимическим рецидивом рака простаты. Всего 15% больных погибает от прогрессирования заболевания, при этом средняя продолжительность периода между повышением уровня ПСА и наступлением смерти составляет 13 или более лет. Данная статистика указывает на существование подгруппы повышенного риска внутри группы пациентов с диагностированным биохимическим рецидивом рака простаты, однако определение критериев отбора лиц, входящих в эту подгруппу, пока представляет собой серьезную проблему.

Наряду с определением ПСА в процессе диагностики рецидива рака простаты используют данные объективного осмотра и ректального исследования, результаты КТ, МРТ и УЗИ органов малого таза, биопсию ложа предстательной железы и зоны анастомоза. Для выявления системного рецидива рака простаты с поражением опорно-двигательного аппарата выполняют сцинтиграфию костей скелета. При отсутствии клинической симптоматики и уровне ПСА ниже 20 нг/мл УЗИ и КТ обычно не показывают каких-либо патологических изменений. Более достоверные результаты удается получить при использовании эндоректальной МРТ.

При проведении биопсии образец, содержащий злокачественные клетки, удается получить у 54% пациентов. При наличии пальпируемого либо определяемого на УЗИ рецидива рака простаты эффективность биопсии увеличивается до 80%. Для обнаружения метастазов в печени проводят УЗИ, КТ или МРТ печени. При рецидивах рака простаты с метастатическим поражением почек выполняют урографию, при очагах в легких – рентгенографию органов грудной клетки. При метастазах в головном мозге проводят неврологический осмотр, осуществляют КТ и МРТ головного мозга.

Тактику лечения определяют с учетом локализации, диаметра неоплазии и распространенности рецидива рака простаты. Обычно применяют радиотерапию и гормонотерапию (самостоятельно либо в сочетании с облучением). Оперативные методики при рецидиве рака простаты используют редко. Хирургические вмешательства обычно выполняют при небольших локальных процессах у молодых пациентов. В качестве перспективного метода терапии местных рецидивов рассматривают ультразвуковую абляцию. При отсутствии эффекта после применения лучевой терапии и гормонотерапии пациентам с системными рецидивами рака простаты назначают химиотерапию.

Брахитерапия

— наиболее эффективные и широко распространенные в клинической практике методы лечения больных с клинически локализованным и местно-распространенным

, целью которых является полное излечение от заболевания.

В то же время у некоторых пациентов после радикального местного лечения развивается прогрессирование опухолевого процесса в виде местного рецидива, генерализации РПЖ или биохимического рецидива.

Под биохимическим прогрессированием понимают изолированное повышение уровня простатспецифического антигена (ПСА) после проведенного местного лечения (РПЭ или лучевой терапии) в отсутствии клинической симптоматики и признаков локального и системного рецидива.

У больных с развившимся объективным рецидивом рост уровня маркера всегда предшествует клиническому прогрессированию, но далеко не всегда биохимический рецидив приводит к развитию клинического. По данным Moul, после РПЭ биохимический рецидив регистрируется у 15-46% больных, что, например, в США составляет несколько тысяч пациентов в год.

onkurl_t1.48.jpg

После лучевой терапии частота биохимического прогрессирования колеблется от 10 до 50% в зависимости от прогностических факторов до начала лечения. Основными проблемами при выборе тактики лечения у данной категории пациентов являются дифференциальная диагностика местного и системного рецидива РПЖ и определение прогноза течения заболевания.

Период полураспада молекулы ПСА в сыворотке крови составляет 3,15 дня, поэтому через 21-30 дней после радикально выполненной операции уровень маркера падает до неопределяемых значений. Сохраняющийся после РПЭ определяемый лабораторными методами уровень маркера или последующее его повышение после неопределяемого уровня свидетельствуют о развитии биохимического рецидива.

Уровень ПСА, при котором регистрируется рецидив, составляет по различным рекомендациям 0,2-0,5 нг/мл. Наиболее принятыми пороговыми значениями маркера являются уровни 0,2 и 0,4 нг/мл. Так, Европейский консенсус по лечению ПСА-рецидива рекомендует определять концентрацию маркера 0,2 нг/мл как критерий биохимического прогрессирования в случае хотя бы одного последующего повышения уровня маркера.

Такой же пороговый уровень ПСА для определения рецидива заболевания предлагают Freedland и соавт. на основании данных исследования, включавшего 358 больных раком предстательной железы, у которых наблюдалось повышение уровня ПСА после РПЭ. При концентрации маркера в пределах 0,11-0,2 нг/мл риск дальнейшего биохимического прогрессирования в течение 1 года и 3 лет составил 64 и 93% соответственно. В то же время при уровне ПСА 0,21-0,3 нг/мл риск роста маркера в течение 1 года достигал 86%, а в течение 3 лет — 100%.

В то же время Amling и соавт., проанализировав результаты лечения 2782 больных клинически локализованным РПЖ, которым в 1987-1993 гг. в клинике Мауо выполняли РПЭ, пришли к выводу, что однократное повышение уровня ПСА до 0,2 нг/мл далеко не всегда приводит к дальнейшему прогрессированию. Только у 49% пациентов с повышением уровня ПСА до 0,2 нг/мл наблюдали дальнейший рост маркера в течение 3 лет после операции, в то время как при повышении значения ПСА до 0,3 и 0,4 нг/мл дальнейшее увеличение концентрации маркера отмечено у 62 и 72% больных соответственно.

Вероятность развития клинического прогрессирования (местного рецидива или генерализации) также была достоверно ассоциирована с уровнем повышения маркера в течение первых 3 лет после РПЭ (p=0,0001). На основании полученных данных авторы предлагают использовать концентрацию простатспецифического антигена 0,4 нг/мл как наиболее приемлемый пороговый уровень, характеризующий развитие биохимического прогрессирования после РПЭ.

Для определения вероятности развития биохимического рецидива у больных после РПЭ разработано множество прогностических моделей, основанных как на .данных предоперационного обследования, так и на основании послеоперационного патоморфологического исследования.

Рецидивы рака простаты после лучевой терапии

Целью использования этих предикторных систем является предоставление врачу и больному дополнительной информации, на основании которой осуществляется принятие решения о выборе метода лечения, а также отбор группы больных уже после РПЭ, которым в связи с высоким риском прогрессирования может быть показано адъювантное лечение.

Наиболее часто в этих моделях используются такие предикторы, как предоперационный уровень ПСА, сумма Глисона, распространенность первичной опухоли по данным патоморфологического исследования и состояние регионарных лимфатических узлов. Клиническая ценность прогностических моделей неясна, так как в настоящее время не установлено, приведет ли назначение адъю-вантного лечения больным с высокой вероятностью развития биохимического прогрессирования к увеличению их выживаемости.

Дифференциальная диагностика местного рецидива и генерализации РПЖ у больных с ростом уровня простатспецифического антигена после РПЭ является одной из наиболее сложных проблем. К методам, позволяющим выявить тип прогрессирования (местное или системное), относят лучевые методы диагностики, определение кинетики ПСА, пальцевое ректальное исследование, биопсию области везико-уретрального анастомоза. Кроме того, предикторами характера рецидива могут быть данные послеоперационного патоморфологического исследования.

Диагностические возможности пальцевого ректального исследования крайне ограничены, так как данные пальпации области простатической ямки (зоны анастомоза) после РПЭ могут значительно варьировать у разных пациентов, что существенно снижает специфичность методики. Компьютерная томография также не обладает высокой чувствительностью в отношении выявления местного рецидива и метастатического поражения лимфатических узлов: ложно-негативные результаты компьютерной томографии (КТ) достигают 41-64%.

Роль магнито-резонансной томографии в диагностике местного рецидива РПЖ в настоящее время активно изучается. Новые методики исследования, в частности использование наночастиц ферромагнетиков для диагностики лимфогенных метастазов, возможно, увеличит диагностическую эффективность магнитно-резонансной томографии (МРТ) у больных с биохимическим рецидивом. В рутинной практике МРТ применяют для визуализации костных метастазов, выявленных при остеосцинтиграфии.

Диагностическая эффективность биопсии зоны везико-уретрального анастомоза под контролем трансректального ультразвукового исследования (ТРУЗИ) активно изучалась в нескольких клинических исследованиях, которые показали, что чувствительность данной методики в отношении выявления местного рецидива опухоли составляет 76-96%, а специфичность — 26-67%.

Целесообразность выполнения данной манипуляции в клинической практике сомнительна в связи с тем, что реальная чувствительность ТРУЗИ в отношении выявления рецидива и частота ложнонегативных результатов неизвестна, поэтому отрицательный результат биопсии не исключает наличия рецидивной опухоли. Кроме того, как показывают исследования по изучению эффективности «спасительной» лучевой терапии, результаты облучения одинаковы у больных с положительным и отрицательным (в отношении выявления опухолевого роста) результатом биопсии.

Остеосцинтиграфия имеет ограниченное применение у больных с биохимическим рецидивом при отсутствии симптоматических проявлений и низким уровнем ПСА в связи с невысокой частотой выявления костных метастазов. Так, в исследовании Cher и соавт. частота выявления костных метастазов у больных с уровнем ПСА не более 40 нг/мл не превышала 5%, а самый низкий уровень маркера у пациентов с костными метастазами, не получавшими гормональную терапию, составил 46 нг/мл.

Один из перспективных методов исследования, позволяющих проводить дифференциальную диагностику местного и системного рецидива у больных с ПСА-прогрессированием после РПЭ, — иммуносцинтиграфия с использованием антител к простатическому специфическому мембранному антигену (ПСМА). Точность данной методики в отношении определения локализации рецидива достигает 62-81%, в связи с чем у ряда больных проведение исследования с простасцинтом позволяет выбрать оптимальный метод терапии.

Однако в связи с ограниченным распространением данного метода диагностики в клинической практике и недостаточным количеством наблюдений показано проведение дальнейших проспективных исследований для внедрения иммуносцинтиграфии на основе антител к ПСМА в стандартную клиническую практику.

Для топической диагностики очагов рецидивной опухоли также используют метод позитронно-эмиссионной томографии (ПЭТ) с применением и С-холина. К настоящему времени проведено немного исследований, оценивающих диагностическую эффективность ПЭТ у больных с биохимическим рецидивом после радикальнрй простатэктомии, в связи с чем место данного метода в диагностическом алгоритме еще не определено. Следует отметить, что точность диагностики увеличивается при повышении уровня ПСА и скорости прироста концентрации маркера.

Данные послеоперационного патоморфологического исследования имеют важное прогностическое значение для предсказания вероятности изолированного местного рецидива опухоли. Так, сумма Глисона {amp}gt;7 баллов, инвазия семенных пузырьков и метастатическое поражение лимфатических узлов свидетельствуют о более вероятном наличии диссеминированного опухолевого процесса у больных с биохимическим рецидивом.

Одним из ключевых методов дифференциальной диагностики местного и системного прогрессирования является использование параметров кинетики ПСА.

1) период от РПЭ до развития биохимического прогрессирования менее 1-2 лет; 2) скорость прироста уровня маркера {amp}gt;0,75 нг/мл в год; 3) период удвоения ПСА менее 6-10 мес.

Лечение

Но иногда случается так, что после проведения хирургии в организме больного остаются мелкие очаги метастазирования, которые не замечаются врачом во время обследования и самой операции.

Как лечить рецидив

Радикальный метод не всегда нужен и подходит

Современная медицина предлагает несколько методов лечения злокачественной опухоли в предстательной железе. При таком заболевании нередко врачами предлагается оперативное вмешательство, которое позволяет удалить раковое новообразование. Но операция не во всех случаях эффективна, так как после нее в организме больного могут оставаться патогенные клетки.

После проведения лечения злокачественные клетки, оставшиеся в организме, начинают активизироваться и распространяться. Чтобы своевременно выявить данный процесс, требуется регулярно обследоваться у онколога. Лечащий врач изучит картину болезни пациента и предложит ему оптимальный вариант лечения, который, по его мнению, будет иметь благоприятный исход.

Облучение

Одним из востребованных способов лечения рецидивирующего рака простаты является лучевая терапия. Перед ее проведением пациент должен пройти тщательное обследование всего организма. Имеет смысл предлагать данный вариант терапии лишь в случае, если рак имеет локализованный характер и отсутствуют метастазы. В противном случае он не будет особо полезен больному.

Не все раковые клетки поддаются облучению. Часть из них может оставаться в первоначальном состоянии и продолжать распространяться за пределы пораженной предстательной железы. Именно поэтому лучевая терапия не особо эффективна при лечении рецидива онкологического заболевания.

Гормонотерапия

Гормонотерапия является сопутствующим способом борьбы с недугом, а не основным

Гормональная терапия практикуется в клиниках, в которых занимаются лечением онкологических заболеваний. К такому методу прибегают после проведения биохимического курса.

Онкологи не раз говорили о том, что гормональное лечение не помогает полностью избавиться от рака и его рецидива. Это лишь вспомогательная мера, которая усиливает действие других терапевтических методик, направленных на борьбу со злокачественным новообразованием в предстательной железе.

Химиотерапия

Рецидивы рака простаты после лучевой терапии

Химиотерапия обычно назначается больным, у которых биохимический или другой тип рецидива рака простаты после выявления низкой эффективности гормонального лечения. Такие меры требуются в случае, если уровень тестостерона так и не удалось понизить.

Благодаря химиотерапии состояние пациента значительно улучшается за счет облегчения болезненной симптоматики.

HIFU-терапия

Рецидив у мужчины может случиться после полного удаления предстательной железы, которая была поражена раком. В такой ситуации выходом из положения становится HIFU-терапия. Основное действие лечебного метода направлено на разрушение злокачественных клеток путем влияния на них высокосфокусированного ультразвука.

Терапия имеет ряд существенных преимуществ, которые делают данный метод лечения востребованным и эффективным. Она позволяет безболезненно справиться с рецидивирующим раком и при этом не приводит к опасным осложнениям.

Любой из существующих методов борьбы с таким заболеванием, как биохимический или другой рецидив рака предстательной железы, не дает стопроцентную гарантию купирования развития злокачественных процессов в организме мужчины. Результат терапии будет напрямую зависеть от ряда факторов, которые в момент борьбы с опухолью влияют на общее состояние пациента.

Облучение

При рецидиве шансы на выздоровление при помощи лучевой терапии ниже, чем при лечении таким методом онкологии при первом проявлении.

Гормонотерапия

В процессе проведения лечебных мероприятий в организме больного значительно снижается количество тестостерона. Именно этот гормон способствует активному разрастанию злокачественной опухоли.

HIFU-терапия

Любой из существующих методов борьбы с таким заболеванием, как биохимический или  другой рецидив рака предстательной железы, не дает стопроцентную гарантию купирования развития злокачественных процессов в организме мужчины. Результат терапии будет напрямую зависеть от ряда факторов, которые в момент борьбы с опухолью влияют на общее состояние пациента.

Профилактика

При наличии в анамнезе онкологического заболевания посещение пляжа категорически не рекомендовано

Каждый пациент, у которого выявлена склонность к развитию злокачественных новообразований, должен позаботиться о профилактике рака простаты и его рецидива.

Онколог во время ведения пациента должен разъяснить ему необходимость изменения образа жизни. От этого зависит успешность терапии и вероятность последующего развития онкологических опухолей.

Предупредить повторное развитие ракового заболевания у мужчин помогает регулярное соблюдение следующих профилактических мероприятий:

  1. Нужно отказаться от вредных привычек. В составе никотинового дыма находятся канцерогенные вещества, которые в больших количествах накапливаются в человеческом организме и способствуют развитию раковых опухолей. Не меньший вред мужчинам приносит злоупотребление спиртными напитками. Поэтому пациенты, которые не хотят в будущем столкнуться с раком, должны избавиться от пагубных привычек.
  2. Составление рациона на основе полезных продуктов питания. Пациентам, которые лечили рак и имеют предпосылки к его повторному развитию, настоятельно рекомендуется выбирать лечебный стол №5. Также для них подходит японская и средиземноморская диета.
  3. Избегать длительного нахождения под прямыми солнечными лучами. Лучше всего не загорать и по возможности прятать тело под одеждой даже в летний сезон.
  4. Необходимо избегать сильных нагрузок на область малого таза. Даже малейшая травма может привести к серьезным проблемам со здоровьем.

Мужчинам, которые прошли лечение рака простаты, необходимо продолжать регулярно посещать онколога в целях профилактики. Пренебрежение плановыми осмотрами у специалиста могут иметь неприятные последствия, так как из-за этого можно упустить оптимальный момент для начала борьбы с рецидивом, если он появится.

После того, как мужчина проходит курс лечения ультразвуком или облучением, ему дополнительно назначаются лекарственные препараты, с помощью которых проводится профилактика рецидива злокачественных заболеваний. Соблюдение такой схемы терапии позволяет уменьшить вероятность повторного развития рака на 20-25%.

Прогноз

В рамках лечения вторичного рецидива существует условно-благоприятный прогноз: треть случаев заканчиваются смертью пациента. Вовремя обнаруженный рецидив рака простаты поможет быстро и правильно назначить и принять нужное лечение и сократить до минимума неблагоприятный исход болезни.

Профилактика возникновения рецидива рака при удалении предстательной железы:

  1. абсолютное отсутствие в рационе спиртного;
  2. нельзя курить;
  3. нельзя употреблять даже слабоалкогольные напитки;
  4. изменение рациона в еде, соблюдение диетическо-лечебного стола (диета №5, в основе которой дробное питание и обилие минералов и витаминов).

Некоторые врачи советуют средиземноморскую или японскую диеты. Запрещено принимать солнечные ванны. Когда опухоль и сама предстательная железа иссечены оперативным путем, в целях профилактики рецидива, не следует длительно нагружать органы малого таза. Рецидив может вызвать отказ от динамического наблюдения в клинике, самолечение с помощью народной медицины, отказ от соблюдений выписанных врачом терапий могут спровоцировать рецидив онкологии после иссечения предстательной железы.

Продолжительность жизни человека с раком простаты достаточно большая, если проводится адекватная терапия. Процент выживаемости может достигать 95% в случае удаления пораженного онкологией железистого органа.

Рецидивы рака простаты после лучевой терапии

Отрицательно сказывается на статистике выживаемости после заболевания раком простаты появление его рецидива. Около 15-30% пациентов с таким диагнозом ожидает летальный исход. Вторичная опухоль в 15-20% случаев сокращает жизнь мужчины. С таким заболеванием он может прожить не более 10 лет.

Локальный рецидив

Локальный рецидив рака простаты после радикальной простатэктомии регистрируется в 15 – 35% случаев. Местным — считается появление очага опухоли в области расположения удаленной предстательной железы при отсутствии поражения лимфоузлов и отдаленных метастазов. Этот очаг должен быть визуализирован, то есть виден на УЗИ, компьютерной томограмме, при МРТ-обследовании или ПЭТ — КТ. Его злокачественность должна подтверждаться гистологически – то есть после взятия биопсии и исследования под микроскопом.

Клинических симптомов на ранней стадии обычно не бывает. Чаще всего во время очередного профилактического обследования у пациента обнаруживают вновь повысившийся уровень ПСА, после чего проводят углубленную диагностику и выявляют местный рост опухоли. Если пациент, вопреки рекомендациям, не обследуется профилактически после радикального лечения и рецидив на ранних стадиях не выявлен, на поздних этапах развития возвращаются некоторые симптомы запущенных стадий рака простаты: боли в промежности и над лобком, задержка мочи, запоры.

Лечение локального рецидива РПЖ зависит от того, какой метод был использован ранее.

Если первично возникший рак лечили с помощью лучевой терапии, при рецидиве выполняют радикальную простатэктомию (РПЭ). При этом вероятность послеоперационных осложнений выше, чем если бы хирургическое вмешательство было сделано при первичном раке: после облучения возрастает опасность повреждения прямой кишки, увеличивается кровопотеря во время вмешательства, высок риск возникновения недержания мочи, или, наоборот, контрактуры (патологического сокращения) шейки мочевого пузыря. 5-летняя безрецидивная выживаемость после операции 55 – 69%.

Если же первично была выполнена РПЭ, при лечении рецидива рака используют лучевую терапию. 5-летняя безрецидивная выживаемость при этом зависит от исходного уровня ПСА. Если он меньше 0,2 нг/мл, показатель 5-летней безрецидивной выживаемости достигает 77%, при 0,2 нг/мл опускается до 34%, а если уровень ПСА доходит до 1 нг/мл, прогноз расценивается как неблагоприятный.

Из экспериментальных методов, достоверной статистики эффективности которых пока нет, применяется криоабляция (замораживание) и воздействие сфокусированным ультразвуком высокой интенсивности (HIFU-терапия). Несмотря на то, что предварительные результаты исследований эффективности методик довольно обнадеживающие, в официальные гайдлайны эти манипуляции пока не включены.

Системный рецидив

  • повышение концентрации ПСА менее чем через год после операции;
  • уровень ПСА удваивается за 4 – 6 месяцев;
  • 8 – 10 баллов по шкале Глисона.

Системный рецидив клинически проявляется такими же симптомами, как и метастатический рак. Поскольку злокачественные новообразования предстательной железы метастазируют в кости, легкие, печень, возникают признаки поражения этих органов:

  • боли в костях;
  • патологические переломы;
  • повышенный уровень кальция и щелочной фосфатазы крови;
  • боли в позвоночнике;
  • парезы, параличи (при сдавлении спинного мозга);
  • боли в подреберье;
  • увеличение печени;
  • анемия.

Эти проявления сопровождаются общим недомоганием, повышением температуры до 37-38, потерей аппетита, резким снижением массы тела.

Биохимический рецидив после удаления простаты: причины, симптомы, лечение, профилактика

При системном рецидиве, равно как и при прогрессии рака предстательной железы применяют гормонотерапию, чаще всего – кастрацию.

Метастазы в кости подвергаются радиотерапии – облучение помогает уменьшить интенсивность болевого синдрома.

Пальцевое ректальное исследование и ТРУЗИ имеют достаточно ограниченное значение в ранней диагностике местного рецидива; чувствительность этих методов повышается при развитии экстракапсулярной инвазии рецидивной опухоли. Сцинтиграфия скелета — наиболее чувствительный метод выявления метастазов в костях, но ее диагностическая ценность при низких значениях ПСА невысока.

В исследовании, включавшем 20 больных с биохимическим прогрессированием после дистанционной лучевой терапии и 24 — после радикальной простатэктомии, изучали частоту выявления костных метастазов при сцинтиграфии. Исследование было позитивным чаще в группе больных после ДЛТ (30%), чем после РПЭ (5%), уровень ПСА у больных после лучевой терапии с выявленными метастазами колебался от 1,31 до 23,6 нг/мл (медиана — 13,9 нг/мл), у больных с отсутствием костных очагов концентрация маркера составляла 1,02-9,53 нг/мл (медиана — 5,5 нг/мл).

С учетом этих данных и результатов исследований по применению сцинтиграфии у больных с биохимическим рецидивом после РПЭ назначение радиоизотопного исследования скелета показано при наличии симптоматики, связанной с поражением костей, а также при уровне ПСА более 5 нг/мл у больных, которым планируется местное лечение.

Эффективность применения простасцинта у больных с биохимическим рецидивом после лучевой терапии изучали не так активно, как у больных после РПЭ. В исследовании Fang и соавт. у 21 из 24 больных выявлено накопление препарата (у 15 — в предстательной железе и у 6 — в других зонах). У 10 из 15 больных, которым выполняли биопсию, выявлен рост опухоли в предстательной железе, но при этом у 2 больных с негативными сканами, которым проведена биопсия, также выявлена аденокарцинома. Роль данной методики в дифференциальной диагностике местного и системного прогрессирования РПЖ после лучевой терапии продолжает изучаться.

Согласно рекомендациям ASTRO биопсия предстательной железы не является обязательной диагностической процедурой у больных раком предстательной железы после лучевой терапии, так как частота негативных (в отношении опухолевого роста) биопсий составляет 62-80%. При развитии БР после облучения биопсийпое исследование ткани предстательной железы может быть полезным для верификации местного рецидива в тех случаях, кода планируются местные варианты лечения (спасительная РПЭ, криоабляция и др.).

Брахитерапия

Соответственно 48 и 43% составила 3-летняя и 5-летняя безрецидивная (по данным ПСА-мониторинга) выживаемость. Важным фактором прогноза эффективности спасительной брахитерапии являлся надир ПСА после имплантации. Безрецидивная 3-летняя и 5-летняя выживаемость больных, у которых концентрация маркера снизилась менее 0,5 нг/мл, составила 77 и 56% соответственно.

В другом ретроспективном исследовании, включавшем 17 больных, перенесших спасительную брахитерапию, 5-летняя безрецидивная выживаемость составила 53%, при этом авторы отметили высокую частоту осложнений после спасительной брахитерапии: у 27% больных развилось недержание мочи, 14% потребовалось выполнение ТУР предстательной железы в связи с острой задержкой мочеиспускания, у 4% образовались язвы прямой кишки и 2% пациентов выполнена колостомия.

Burri и соавт. сообщили в 2010 г. о результатах применения брахитерапии у больных с локальным рецидивом после ДЛТ (32 пациента) и брахитерапии (5 больных). Медиана 90% изодозы составила 122 Гр (67-166 Гр). При среднем периоде наблюдения 86 мес 10-летняя безрецидивная и опухолево-специфическая выживаемость составила соответственно 54 и 96%.

При мультивариантном анализе уровень ПСА {amp}lt;6 нг/мл перед спасительной брахитерапией являлся достоверным фактором прогноза безрецидивной выживаемости (р=0,046). У 3 больных отмечены токсические реакции 3-й степени, у 1 пациента — 4-й степени тяжести. С вероятностью развития осложнений более 2-й степени тяжести достоверно коррелировало только выполнение тазовой лимфаденэктомии перед брахитерапией.

Рейтинг
( Пока оценок нет )
Понравилась статья? Поделиться с друзьями:
Рекаста Уто
Adblock detector